Ближе, чем близкий. Чтение и ведение дневника при терапии расстройств пищевого поведения.

Автор Николь Шнаккенберг, доктор психологических наук

Главный корень баталий с внешностью скрыт в страхе быть нелюбимым, а точнее — в недостатке любви к себе. В буквальном смысле он представляет собой метафору недостатка любви к себе. По этой причине расстройство постоянно следует рука об руку с разными вариантами навязчивого поведения и метафорами, выражающими отсутствие любви и непринятие себя. 
Вот несколько из таких вариантов — компульсивное поведение, причинение себе вреда (в клинической терминологии — «самоповреждающее поведение») и поддержание разрушающих отношений. 

Вы можете взять воду с океана и поместить ее в разные сосуды, но все равно это будет вода из океана. Страх во мне — это страх в вас. Стыд во мне — это и ваш стыд. Радость во мне — это радость в вас.

Постепенное раскрытие посланий эмоций, если воспринимать их как уязвимую часть себя, может привнести много нового. Мы можем обнаружить определенные ноты и настроения, которые схожи с другими людьми — общую тему, ведущую к глубоким страхам, раскрывающую глубоко сжатые слои. Это может быть связано с историей раннего детства, со страхом того, что плач может “убить” мать, что дает понимание контекста опыта ребенка, в котором он разделяет объекты на “хороший” и “плохой”. Мы поддерживаем идею матери живой — и таким образом поддерживаем и себя живыми — сдерживая свой плач и становимся тем, кого хочет видеть мать, которая своим способом поддерживает стабильность эмоционального состояния. Эта “игра” начинается в самом раннем возрасте, в первые часы жизни ребенка. И сложившаяся внутренняя модель поддерживается в течение всей жизни у большинства из нас.

Все люди испытывают одни и те же эмоции. Они могут переживаться по-разному и вызываться разными событиями, но их субстанция одна и та же. Вы можете взять воду с океана и поместить ее в разные сосуды, но все равно это будет вода из океана. Страх во мне — это страх в вас. Стыд во мне — это и ваш стыд. Радость во мне — это радость в вас.

Возможность исцеления в терапии — это приглашение пойти на самое острие боли, не обращая внимание на то, что говорит ум. Логически мы не можем этого объяснить, можем только описать, рассказать, выразить доступным способом и пережить. 

Если мы создадим новую внутреннюю рабочую модель — новое соматическое понимание того, что наши эмоции не опасны и не убьют нас — мы сможем выдержать любое сопротивление эмоциональному натиску. Для этого необходимо ощущать безопасность в теле, чувствовать эмоциональное возбуждение и позволять ему рассказать о том, что происходит, когда мы принимаем эмоции и отступаем на шаг от них.

В дальнейшем необходимость в защитном поведении будет снижаться, так же как и желание подавить эмоции или “управлять” ими. Больше не будет такой потребности в принятии большого количества или отказа от пищи, изнурительных тренировок, пристального внимания к состоянию кожи, поисков косметической хирургии и так далее, лишь бы унять тревогу, чтобы чувствовать себя в безопасности и поверить в то, что можно выжить.

Чем больше времени мы будем проводить с эмоциями, тем больше мы будем различать эмоции от того, кто наблюдает за эмоциями. Мы начнем с более глубокого понимания себя как открытого, спокойного места для любви, где могут появляться и растворяться любые эмоции. В этом месте мы помещаем эмоции также близко к своей сути, как и другие явления, созданные из Любви: ближе, чем близкий. Мы ощутим эту разницу в теле, которому больше не больно если, скажем, оно будет плакать. Это все ощущения в теле и эмоции. Там есть и плач — все принимается и переживается как происходящее в месте осознанности и любви.

Как этого достичь?

Путей достаточно много, здесь мы рассмотрим чтение книг и ведение дневника как возможность рефлексии переживаемых состояний и приглашение к новому опыту.

Основная мысль заключается в том, что чтение и письмо может облегчить процесс исцеления. Это может усилить самосострадание (которого часто не хватает в этой группе клиентов) и сопереживание через зеркальные нейроны.

Исследование, опубликованное в Annual Review of Psychology, 2011, основано на анализе фМРТ. Сканирование головного мозга участников исследования показало, что, когда люди читают о схожем опыте, то их реакции затрагивают те же зоны головного мозга, что и при непосредственном переживании.

Библиотерапию можно использовать как дополнение к терапевтическому процессу и параллельно с любым терапевтическим методом.
Цель — поддержка и обогащение других форм психотерапии.

Библиотерапия — это трехсторонние отношения: между книгой, терапевтом и клиентом.

Было установлено, что чтение приводит мозг в трансоподобное состояние, как медитация. И оно приносит такую ​​же пользу для здоровья, как глубокое расслабление и достижение внутреннего спокойствия. Те, кто постоянно читает, лучше спят, переживают более низкий уровень стресса, имеют высокую самооценку и более низкий уровень депрессии, чем у тех, кто не читает.

Художественная литература и поэзия — это необходимые дозы лекарстваДжанетт Уинтерсон, Jeanette Winterson, писатель.

В терапии можно вместе с клиентом можно начать с выяснения его отношение к книгам — создать кривую жизни, когда книги были в центре внимания. На графике полезно отметить:

  • Семейные нарративы о книгах и чтении
  • Любимые книги значимых людей / родителей
  • Воспоминания об обучении чтению; умение читать (читательская идентичность клиента).
  • Памятные книги и герои
  • Книги, которые не нравились / которых избегали
  • Любимые книги, рассказы, сказки
  • Книги, изменившие точку зрения / отношение

Существует и другой подход — «книги по предписанию» — выписывать, как лекарство, книги для изучения различных аспектов опыта клиента. К этому можно привлечь членов семьи / друзей и т. д., чтобы «предписать» книги друг другу или создать список рецептов для тех, кто имеет схожий или резонансный жизненный опыт.

Схожие цели имеет ведение терапевтического дневника. Этот дневник отличается от журнала питания или чек-листа образа тела, которые многим знакомы из практики.

Это форма личного письменного общения с самим собой, и может стать ключевым направлением в лечении.

Дневник может иметь форму личного дневника, мемуаров (которые могут быть написаны для чтения другими) и журнала (отражение серии событий).

На семинаре мы поговорим о том, как форма этой работы может помочь человеку выйти из тупика, сопротивления и отрицания, которые появляются как часть опыта расстройства пищевого поведения или образа тела.

И как это помогает человеку связать мысли, эмоции, чувства, поведение и события воедино. На семинаре «Кркативность, как ресурс» мы рассмотрим нарративные техники, метод библиотерапии и другие методики работы при расстройствах пищевого поведения и образа тела. 

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.