Триангулированный ребёнок — триангулированный взрослый

По мотивам «Теории семейных систем» Мюррея Боуэна

Автор Кондратьева Инна Борисовна

«Дорогие родители, мы очень вас любим и ценим, но позвольте нам самим решать, как нам жить, как воспитывать детей, как распоряжаться деньгами, как ссориться и мириться – обо всем этом мы будем договариваться сами, без вашего участия».

Как часто нам хотелось сказать такие слова? А кто из нас смог их сказать? А, быть может, кто-то и не хотел говорить, а готов был внимать родительским наказам?

Все это о внешних границах вашего союза.

Такая граница способствует тому, что внешние силы не могут вмешиваться в отношения супругов. И если такая возможность имеется, и она успешна, значит ваша граница с изъяном. Это говорит о недостаточной сепарации, эмоциональном отделении, кого-то из вас, или обоих, от своей родительской семьи. Ведь для здорового функционирования вашей семейной системы ваша связь как супругов между собой должна быть крепче, чем ваши связи с собственными родителями.

Системный закон не терпит вмешательства извне: если ваша связь с родителями остается прочнее и насыщеннее, то супружеская связь будет истончаться, вплоть до угрозы разрыва.

Также необходимо, во что бы то не стало, соблюдать ощутимую границу между вами, как парой и детьми, если они есть. Если ребенок «обслуживает» потребности взрослого, то у него нет возможности проходить положенные стадии психического развития. Ребенок, сильно включенный в отношения между отцом и матерью, повзрослев, не сможет без травмы пройти через разрыв эмоциональных связей с родителями, и, как следствие, унесет эти проблемы в свою собственную семью.

Вот такой замкнутый круг.

Попробуем разобраться почему так происходит.

Один из самых ярких системных семейных психотерапевтов  ХХ века – американский  психиатр – Мюррей Боуэн – посвятил всю свою жизнь изучению поведения человека и рассматривавший человека в контексте всей его жизни.

Мюррей Боуэн пошел против тенденции рассматривать все аспекты человеческого поведения опираясь только на теорию Фрейда,  и, благодаря его исследованиям, появилась новая психологическая теория – теорию семейных  систем, которая сосредотачивается на эмоциональном функционировании семьи, тогда как в классическом системном подходе рассматриваются информационно-коммуникативные особенности  функционирования  семьи.  

В теорию Мюррея Боуэна входит  8 концепций:

  • Концепция  о дифференциации Я описывает эмоциональную и интеллектуальную системы человека, вводятся понятия дифференциации, псевдо Я (ложное Я, подверженное влияниям  извне, не имеющее убеждений и принципов, стремящееся соответствовать ожиданиям)  и твердое, истинное Я (мало подверженное внешним влияниям, определяемое ценностями, принципами и внутренней этикой) , а также описывается шкала дифференциации.
  • Концепция о триангуляции описывает эмоциональный процесс между двумя людьми или группами приводящий, в ситуации повышенной тревоги, к  тенденции вовлечения третьего. Целью вовлечения является снижение тревоги в социальной системе.
  • Концепция  об эмоциональных процессах ядерной семьи описывает паттерны эмоционального взаимодействия в семье на уровне одного поколения. Люди в семье находятся друг с другом в отношениях взаимозависимости, и реагируют на минимальные изменения в балансе отношений. Эмоциональная реакция обычно совершается автоматически и не всегда осознанно. Степень и способ эмоционального реагирования супругов определяется уровнем дифференциации Я. Концепция о проективных процессах в семье описывает процесс, посредством которого родительская недифференцированность наносит вред и приводит к ухудшению состояния одного или более детей. Триангулированный ребенок – тот, на котором проективный процесс сфокусирован в наибольшей степени. Он более всего включён в  процессы взаимоотношений родителей, слишком сосредоточен на них в ущерб решения задачи – построения собственной идентичности. В результате, он менее всего способен адаптироваться к жизни и в итоге имеет более низкий по сравнению с сиблингами уровень дифференциации Я.
  • Концепция о многопоколенной передаче является одной из важнейших концепций теоретической системы Боуэна и описывает  проективный процесс в семье проходящий через многие поколения. Процесс, в результате которого родители передают  детям разные уровни  недифференцированности. Базисные способы отношений между матерью, отцом и ребенком воспроизводят способы прошлых поколений и будут воспроизведены в последующих. Таким образом, все мы  выносим из родительских семей определённый «багаж».
  • Концепция об эмоциональном разрыве описывает паттерн, определяющий то, как люди обращаются со своими незавершенными эмоциональными привязанностями. Стоит отметить, что наиболее часто встречающийся случай эмоционального разрыва связан с невозможностью соотвтетствовать ожиданиям. Концепция о позиции сиблингов описывает корреляцию между базисными характеристиками личности и сиблинговой позицией, то есть порядком рождения детей в семье. Эмоциональная система любой семьи порождает  конкретные функции. Когда один человек  выполняет определенные функции, то другие члены семейной системы не будут их исполнять. Благодаря рождению в конкретной сиблинговой позиции, человек  принимает на себя и те функции, которые связаны с этой позицией. Например, зрелый, хорошо развитый старший брат легко принимает на себя функции лидера и ответственность, но не пытается вмешиваться в дела других людей, подавлять их. В отличие от этого, незрелый  старший брат может оказаться догматичным и властным лидером, не способным уважать права других людей.  В подобных случаях у него может быть младший брат , который в реальности становится «функциональным» старшим братом. Этот «функциональный» старший ребенок имеет больше характеристик именно старшего (брата или сестры), чем ребенок, старший по времени рождения.
  • Концепция о социальной регрессии говорит, что эмоциональные проблемы в обществе подобны эмоциональным проблемам в семье. В обществе так же как и в семье есть периоды повышения тревоги. В обществе существуют те же механизмы снижения тревоги, что и в семье, например, с помощью слияния, объединения, конформизма, и затем тоталитаризма.  Чем дольше и сильнее присутствует тревога в обществе,тем более явственно наблюдается социальный регресс – аналог низкого уровня дифференциации в семье.  

Отмечу, что в теории М. Боуэна заложено несколько важных аксиом:

  • Вступая в брак, люди бессознательно выбирают себе партнера с близким уровнем дифференциации Я.
  • Родители включают в свои отношения (триангулируют) одного ребенка, компенсируя за счет него личную тревогу, накопленную в супружеских отношениях или в других областях.

Ребенок, триангулированный в отношениях родителей, не достигает уровня дифференциации его родителей.

Ребенок  (дети), менее вовлеченные в эмоциональные процессы, могут сформировать такой же уровень дифференциации как у родителей, и даже выше.  

Таким образом, в большинстве семей, кажущихся благополучными, мы можем, с разной периодичностью, наблюдать процесс передачи уровня дифференциации Я от родителей к ребенку, т.е. передачу проблем ребенку как средство уменьшения тревоги в семье.

Однако, в целях данной статьи, речь пойдет о случаях, где эмоциональная вовлеченность ребенка достигает наибольшего уровня слияния, что влечет за собой обязательные проблемы в будущем для всех членов семьи.

Обычно один из детей в семье становится основным объектом проективного процесса (триангулированный ребенок). Это может быть и старший и младший ребенок, «особенный ребенок», единственный ребенок, особенно болезненный ребенок или ребенок, имеющий врожденные физические или психологические аномалии.

Эмоциональное слияние одного родителя (чаще матери) и ребенка может проходить без явно выраженных симптомов у ребенка вплоть до подросткового возраста. Внешне мы можем видеть сверхзаботливую мать и безынициативного ребенка. Мать знает, когда и что хочет кушать ребенок, с кем ему дружить, что одевать и т.д. В пубертатный период ребенок, как правило, пытается вырваться из-под опеки родителей, еще более усиливая их тревогу, а соответственно и заботу по отношению к себе.

 В случаях эпизодических стрессовых ситуаций у ребенка, связанных с эмоциональными сложностями или физическим здоровьем, у родителей появляется возможность канализировать свою тревогу, накопленную в других жизненных ситуациях, на ребенка.

Таким образом, забота о ребенке становится отличным средством и способом избежать других проблем.

Другим примером может служить появление симптоматического поведения у ребёнка при возрастании напряжения в родительской диаде. 

Триангулированный ребенок, как основной объект проективного процесса в семье, становится заложником эмоционального благополучия родителей. Поэтому у него формируется более низкий уровень дифференциации Я, чем у родителей.

Остальные же дети в семье, менее вовлеченные в эмоциональные процессы, могут сформировать такой же уровень дифференциации как у родителей, и даже выше.

Чем ниже уровень дифференциации Я родителей, тем выше их эмоциональная привязанность к ребенку, и тем сложнее проходит период сепарации для него. И, как следствие, формируется низкий уровень дифференциации Я у подростка и более выраженные негативные последствия эмоционального разрыва с родителями.

Чаще всего травма эмоционального разрыва может формироваться в пубертатный период – это время сепарации подростка от своих родителей.

Стремление родителей сохранить контроль и стремление подростка к самостоятельности является основой для эмоционального противостояния.

Претензии подростка к родителям и интенсивность отрицания эмоциональных связей является достаточно точным индикатором степени незавершенности эмоциональных связей с родителями.

А незавершенные эмоциональные привязанности и неурегулированные отношения с родителями могут стать травматическим моментом, оказывающим влияние на поведение человека, его отношение к себе и к другим людям.

Когда человек, имеющий более низкий уровень дифференциации Я, чем его родители, вступает в брак с партнером того же уровня, то в этом браке вырастет ребенок с еще более низким уровнем дифференциации Я, супруг которого будет иметь тот же уровень, что и он, и этот брак даст потомка с еще более низким уровнем дифференциации Я.

Так  от поколения к поколению этот процесс будет давать все более низкие уровни дифференциации Я.

Согласно этой теории,  в результате такого процесса  могут возникать  самые суровые эмоциональные проблемы, такие, например, как тяжелая ядерная шизофрения.

Безусловно, наряду с потомством, имеющим более низкий показатель по шкале дифференциации, так же вырастают дети с такими же и более высокими показателями уровня дифференциации Я, при условии наименьшего вовлечения их в эмоциональные семейные процессы.

При размышлении о вышесказанном возникают некоторые тревожные наблюдения.

Все больше семей имеют только одного ребенка, и даже в семьях с несколькими детьми, между ними бывает большая разница в возрасте.

Если ребенок один, то, по мнению Боуэна, он непременно будет втянут в отношения родителей.

В ситуации большой разницы в возрасте между детьми каждый из них, последовательно, может быть триангулирован в родительские отношения, и уровень их дифференциации Я будет ниже, чем у родителей.

В многодетных же семьях поддерживается баланс включенных и не включенных в родительские отношения детей. В соответствии с такой моделью, можно ожидать роста уровня дифференциации Я в обществе. Сейчас этот баланс нарушается и, приходится опасаться уменьшения уровня дифференциации Я в обществе, и, соответственно, роста психологических проблем разного уровня.  

В рамках семейной терапии необходимо, опираясь на концепцию эмоционального разрыва, рассматривать прошлый опыт всех участников конфликтной ситуации.

Измены и ссоры являются результатом внутренних конфликтов, сформировавшихся вследствие травматичного разрыва эмоциональных отношений в прошлом.

Задача семейного психолога помочь членам семьи осознать и преодолеть эмоциональный накал прошлого, оказывающий влияние на отношения между членами семьи в настоящем.    

Рассмотрим описанную выше теорию на знакомом большинству из нас примере.  

Есть условная семья — муж и жена. Жена очень теплая, темпераментная, интересующаяся. Муж отстраненный – работа, любовница, друзья. Живут они каждый сам по себе. Попытки жены привлечь супруга к совместному времяпровождению все чаще встречают отказ. Ему некогда и не интересно. Все что их объединяет — дом, совместное хозяйство, финансовые вопросы и совпадение взглядов на то, как внешне должна выглядеть счастливая семья. Со временем, когда становится невыносимо и партнеры, неудовлетворенные и измученные, находятся на грани разрыва, у них вдруг появляется ребенок и «все налаживается». Жена удовлетворяет свою потребность в близости, полностью погрузившись в ребенка, муж чувствует себя добытчиком, главой семьи, и появляется другой, новый смысл оставаться в этих отношениях. Быть мамой и папой куда более «простая» и понятная роль, чем быть двумя личностями, ищущими близости. Таким образом, дистанция между супругами увеличивается, но семья сохраняется. Идут годы, ребенок становится подростком.

Начинается активный поиск своей мужественности или женственности. А где же ей научиться, как не в семье? Вот подросток наблюдает за тем как папа столько лет остается с мамой. «Так!» – делает он вывод — «Близость не важна, а важна погруженность во что-либо и функциональная опора — вот на чем держатся серьезные отношения!». Потом подросток (допустим это был мальчик) становится мужчиной, и встречает «свою» женщину (быть может из похожей семьи),  и они хотят быть вместе, «и в горести, и в радости…». Но, если бы все так просто. Ведь когда молодые люди заняты друг другом, то родители остаются наедине, защитная роль родителей исчезла, остались роли супругов. И тут, спустя столько лет, все проблемы, которые раньше разрешались с помощью ребенка, возвращаются.

А это невыносимо!

И что же делают родители? Пытаются удержать своих детей, вернуть свою защиту. Как же они это делают?

По разному – болеют, заводят любовников или любовниц, делая развод угрозой для сохранения семьи.  А рожденный в такой семье ребенок, всю жизнь несет ответственность не только за свою жизнь, но и за сохранность семьи, ведь, по сути, для этого он и рожден. Разумеется, этого он не осознает.  И вот, родители заболевают или разводятся. Заболевает, как правило, тот, кому более невыносим развод. Что же делает ребенок? — Сепарируется (отделяется) от родителей и начинает жить своей жизнью.Однако, триангулированный ребенок, испытывает невозможное чувство вины — ведь ответственность за сохранение брака родителей лежит на нем.

Если чувство вины слишком велико, то тогда есть еще вариант: — Заболеть/запить/попасть в историю, из которой родители будут его спасать, мгновенно оправившись от болезни и объединяясь вновь, или — Сепарируется от работы, друзей, девушки/молодого человека, возвращаясь в родительскую семью, или оставаясь с тем родителем, которому труднее пережить развод.            

Что же делать, если эта история похожа на вашу?

1. Пойти на личную терапию — это хороший способ осознать и отделить свои желания и жизнь, от желаний и жизни родителей.

2. Сепарироваться от родителей. Но, без личной терапии триангулированным детям сделать это самостоятельно довольно трудно. 

3. Оставить все как есть – тоже выход.  

Признаки низкого уровня дифференциации от родителей:

1. Делать все, как скажут родители

2. Делать все наоборот

3. Чувство постоянной напряженности в отношениях с родителями или с одним из них

4. Чувство обиды на своих родителей

5. Идеализирование своих родителей Первый шаг к дифференциации — осознание своей эмоциональной зависимости от родителей.

Признаки низкого уровня дифференциации в отношениях (семье):

1. Невозможность оставаться в близости (чувствах) друг с другом;

2. Зависимости (алкогольная, игровая, постоянный поиск экстрима и пр.)

3. Параллельные отношения (любовники служат стабилизатором в отношениях. Когда между партнерами есть скрытый конфликт, то энергия этого конфликта канализируется где-то еще);

4. Рождение детей во время кризиса в отношениях. Дети, собственно, служат поводом оставаться вместе;

5. Постоянные коалиции с другой иерархией (мамин сын, папина дочь, бабушкин внук и пр.)

Здоровые стабилизаторы отношений:

1. Общее хозяйство, дом;

2. Временные коалиции (папа с сыном на рыбалку, мама с дочерью в парикмахерскую);

3. Общие финансы;

4. Общие увлечения;  

Узнавание, принятие и исследование используемых паттернов может помочь семье понять, на какие способы адаптации она опирается, и избежать повторения неприятных моделей в настоящем и их перехода в будущее, освоив другие, новые способы урегулирования ситуации.    

Благодарю за внимание к моей статье. Всего лучшего!      

Использованная литература: Хамитова И.Ю. Теория семейных систем Мюррея Боуэна. Журнал практической психологии и психоанализа, № 3, 2001

Источник: pcy-practice.com

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.